Что мешает отмене виз с ЕС: блок антикоррупции и безопасности

07.10.2015 · 11:39 · Просмотров - 582

Главные препятствия отмене виз - действия генпрокурора Шокина и нехватка политической воли у руководства государства. Все это - в сфере антикоррупции. Но еще есть возможность все исправить.

На прошлой неделе завершилась серия оценочных визитов экспертов Еврокомиссии в Украину. Теперь европейские ревизоры должны подготовить ответ - готова ли наша страна к отмене виз с Европейским союзом?

И хотя официальные выводы ЕК будут готовы только в начале декабря, оценить наши перспективы можно уже сейчас.

Наша следующая статья - о третьем, сложном и самом проблемном блоке Плана действий визовой либерализации (ПДВЛ) под названием "Общественный порядок и безопасность". Простая иллюстрация - именно в третьем блоке есть нормы, касающиеся борьбы с коррупцией. А в этой сфере, как уже сообщала "Европейская правда", у нас - не лучшие результаты.

(О первом и втором блоках ПДВЛ см. статьи из цикла "Что мешает отмене виз с ЕС" -Биометрика и защита документов, а также Миграция и управление границами)

Но прежде надо отметить: наличие проблем не означает, что они - непреодолимы. ЕС еще ждет дополнительные отчеты Украины о том, как она выполнила "работу над ошибками".

В частности, в ближайший четверг у Верховной рады еще будет возможность улучшить оценку ЕС, проголосовав за "безвизовый пакет" законопроектов.

Без их принятия задача достичь безвизового режима, по сути, недостижима.

Речь идет о 12 законопроектах, направленных на борьбу с коррупцией, реформирование правоохранительной системы и противодействие дискриминации, включая изменения в Конституцию относительно неприкосновенности народных депутатов и судей. И, будем откровенны, во всех этих пунктах речь идет не только о перспективах отмены виз, но и о перспективах Украины как государства. Потому что без надлежащей антикоррупционной системы последние становятся довольно печальными ...

Но вернемся к ключевой теме статьи.

"Подводные рифы" блока безопасности

Эксперты единодушны: большинство проблем и недовыполненных критериев содержится именно в третьем блоке Плана действий. Именно об эту третью ступеньку визовой либерализации власть может споткнуться, затормозив процесс на неопределенный срок.

Сложность связана не только с большим количеством сфер, в которых должны состояться изменения. А это и борьба с организованной преступностью, противодействие и предотвращение коррупции, противодействие терроризму, торговле людьми, борьба с отмыванием средств, изменение стандартов сотрудничества правоохранительных органов, защита персональных данных и тому подобное.

Выполнению обязательств порой мешает не их сложность, а отсутствие политической воли.

Примечательно, что до недавнего времени внимание общественности к специфическим задачам 3-го блока было слабым - всех больше интересовали биометрические паспорта (отсюда возник известный миф, что биометрика - чуть ли не единственная задача Украины для отмены виз).

Но весной Евросоюз открыл глаза Киеву на реальную ситуацию. В майском отчете о прогрессе Украины четко и недипломатично написано: самые большие проблемы - не с биометрикой, а с выполнением блока "Общественный порядок и безопасность". Прежде всего - в антикоррупционной составляющей.

И сейчас, в силу вызовов и угроз, вызванных российско-украинским конфликтом, внимание к этому блоку - все больше.

Антикоррупционное бюро

Ключевое требование ПДВЛ в сфере антикоррупции - функциональное и независимое Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ).

Требование ЕС о начале работы НАБУ является самым проблемным - не только в третьем блоке, но и во всем безвизовом диалоге.

Именно здесь, говорят собеседники в европейских структурах, нашей власти больше всего не хватает "политической воли" - то есть желания изменить старую, но привычную коррупционную систему.

На первый взгляд может показаться, что с Антикоррупционным бюро все хорошо - орган сформирован, его руководителя назначили на открытом конкурсе, состоялся даже отбор первых детективов, продолжается их обучение...

Но все эти усилия будут напрасны, если одновременно не заработает независимая антикоррупционная прокуратура.

По существующему закону НАБУ не сможет даже начать ни одного уголовного производства в отношении высокопоставленных коррупционеров, пока не будет назначен антикоррупционный прокурор (а его нет до сих пор).

И здесь мы приходим к "самому проблемному" для власти моменту.

Представители ЕС (в том числе эксперты оценочных миссий) в общении не под запись единогласно подтверждают, что действия власти в этом пункте способны сорвать весь процесс отмены виз.

ЕС требует не только назначить чиновника, но и обеспечить, чтобы его независимость и авторитет не вызывали никаких сомнений. Формально закон дает такую возможность - формируется конкурсная комиссия, которая должна выбрать независимого прокурора. Вот только на практике в состав комиссии назначены... четверо прокуроров, в отношении которых в обществе звучали обвинения в причастности к коррупции. Недавно ЕС уже выразил удивлением этим фактом, но проблема до сих пор не решена.

Между тем при наличии политической воли этот критерий вполне возможно выполнить.

Нацагентство по предупреждению коррупции

В фокусе ПДВЛ есть еще один орган - Национальное агентство по предупреждению коррупции (НАПК). Украина серьезно затянула подготовку к его созданию. Там - так же, как и с НАБУ, - были вопросы к составу конкурсной комиссии.

На этот раз генератором проблем было правительство.

Летом непрозрачным и полузаконным способом Кабмин провел инициативные сборы общественных организаций, где были странным образом выбраны четверо представителей общественного сектора в конкурсную комиссию.

Тогда, под давлением общественности и Евросоюза, премьер Яценюк таки перезапустил конкурсную комиссию, и в легитимности ее нового состава сомнений нет. В настоящее время процесс создания НАПК - на финишной прямой. Но пока новый орган не заработает, этот пункт в отчетах ЕС будет обозначен как невыполненный.

Арсений Яценюк и глава МВД Арсен Аваков.
К милицейскому ведомству у ПДВЛ тоже есть ряд вопросов.
Фото пресс-службы Кабмина

Для чего нужен еще один антикоррупционный орган? Объяснение простое: чтобы собирать, хранить и анализировать декларации о доходах и расходах государственных чиновников.

И не "по старинке", когда бумажные декларации собирали только для личного дела чиновника. Предусмотрено создание электронной системы декларирования. Уже объявлен тендер для разработчиков этой программной системы.

К сожалению, в начале декабря, когда ЕС утвердит безвизовый отчет по Украине, эту работу точно не завершат. Но в Брюсселе говорят, что готовы пойти на уступки, если к тому времени будет хотя бы руководство НАПК, выбранное прозрачно, и его работа станет необратимой.

Возвращение украденных госактивов

Это - еще одна сфера антикоррупционного направления, где сейчас Украина срывает выполнение ПДВЛ.

В соответствии с планом, Киев обязан создать Офис по возврату активов, наладить взаимодействие между госорганами для их возвращения и предусмотреть возможность ареста активов третьих лиц.

Сейчас есть правительственный пакет законопроектов, который решает проблему на законодательном уровне - должно быть создано Агентство по поиску и управлению арестованным и конфискованным преступным имуществом (законопроект №3040), которое будет координировать работу других правоохранительных органов. Смежные законопроекты, находящиеся на рассмотрении ВРУ - 2541 и 2540, позволят арестовывать имущество третьих лиц, если есть доказательства, что оно имеет преступное происхождение.

Все они входят в так называемый "безвизовый пакет", который вынесен на рассмотрение Рады, поэтому есть надежда, что здесь требования ЕС будут выполнены.

Правоохранительный блок

Как уже отмечалось, третий блок ПДВЛ касается не только антикоррупции, но и работы правоохранительных органов. И здесь тоже не все идеально.

В частности, последний отчет ЕК считает "частично" достигнутыми задачи по критерию "Предотвращение и борьба с организованной преступностью".

"Мы вообще не видим, что борьба с оргпреступностью для украинской милиции является приоритетом", - признался в разговоре с авторами текста один из европейских чиновников, ответственный за эту сферу.

Ключевая проблема в том, что в Украине оргпреступностью занимается куча органов, но ответственного за нее - ни одного.

ЕК рекомендовала Украине реформировать процесс предварительного расследования, четко распределить полномочия, в том числе значительно уменьшить полномочия СБУ в досудебном расследовании (оставив ей только борьбу с преступлениями против основ национальной безопасности), обеспечить специализацию судей и прокуроров по рассмотрению дел об организованной преступности.

К счастью, здесь у нас - неплохие перспективы требований ЕК. В тот самый "безвизовый пакет", о котором мы уже упоминали, входит законопроект №2542 о внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно уточнения подследственности органов досудебного расследования.

Он, по сути, выполняет все законодательные рекомендации ЕС в этой сфере.

Но чтобы завершить выполнение правоохранительного блока, нужны также усилия правительства и правоохранительных органов по выполнению всех этих изменений.

Еще один момент - должны быть изменения в системе защиты свидетелей. Работа над этим уже ведется, о чем рассказывал в интервью "Европейской правде" глава Консультативного миссии ЕС Кальман Мижеи.

Другие индикаторы

Ситуация с торговлей людьми не вызывает ключевых претензий со стороны ЕС. Данное направление в европейском отчете указано как "частично достигнутое с хорошими перспективами выполнения". Впрочем, остаются рекомендации (именно рекомендации, а не обязательные требования!).

Среди них - проведение мониторинга новых тенденций в торговле людьми, в частности в контексте вооруженного конфликта на Востоке, усовершенствование процесса выявления и идентификации жертв торговли людьми; проведение в Украине информкампаний по разъяснению рисков нелегальной трудовой миграции.

В разделе Борьба с отмыванием денег и финансированием терроризма главная задача - создание единого специализированного органа по координации расследований отмывания денег и финансирования терроризма на базе ныне действующих, но распыленных ведомств.

В сфере Борьба с нелегальным оборотом наркотиков мы должны откорректировать План действий по реализации Стратегии государственной политики по борьбе с наркотиками (был утвержден правительством в мае, но не идеален) и унифицировать отдельные законодательные акты в этой сфере в одном правовом документе.

И, наконец, остались отдельные рекомендации по направлению сотрудничества (Украины и ЕС) по уголовным делам.

Вместо эпилога

Перечень задач, которые остались по третьему блоку, большой. Можно даже сказать - впечатляющий.

И в то же время - достижимый.

К сожалению, из-за того, что Украина долгое время "тормозила" с выполнением ПДВЛ, сейчас мы оказались в ситуации, когда действовать нужно срочно, безотлагательно и главное - вместе.

Ответственность за выполнение (или за торможение) отдельных критериев несут и президент, и правительство, и парламент.

И если, например, Верховная рада в четверг провалит принятие антикоррупционного пакета, шансы на своевременное выполнение ПДВЛ приблизятся к нулю.

Не можем не отметить также, что все эти изменения нужны не только (а может и не столько) ради безвизового режима. Среди перечисленных реформ (в том числе в сфере антикоррупции) - те, которые являются требованиями Всемирного банка, МВФ и, в конце концов - украинского общества.

Подробнее о ситуации, которая сложилась в настоящее время с выполнением ПДВЛ, авторы статьи расскажут на пресс-конференции в среду, где планирует принять участие также министр иностранных дел Павел Климкин.

Авторы:

Ирина Сушко,
руководитель ОО "Европа без барьеров"

Сергей Сидоренко,
редактор "Европейской правды"



Читайте далее

Новости за сегодня

Статьи